Главная » Headline

«Разговор». Анри Матисс

11 марта 2012 2 комментария

Ведут они интимный разговор,
С улыбкой взор встречает взор,
Цветной узор
Пестрит жилетов нежные атласы.

Михаил Кузмин


«Разговор»
Анри Матисс
Между 1908—1912 годами
Холст, масло
Государственный Эрмитаж

Анри Матисс (1869—1954): «Основное назначение цвета – служить наилучшей выразительности»

Анри Эмиль Бенуа Матисс родился в небольшом городке на севере Франции, откуда потом переехал в Париж для изучения права. Получив диплом юриста в 1888 году, он довольно быстро охладел к приобретенной профессии, и всерьез настроился на занятия живописью. Отец будущего художника заметил тогда, что шестилетние дети рисуют лучше, чем Анри, но, в конце концов, смирился с призванием сына. С 1891 года Матисс учится в парижской Академии Жюлиана, а затем в классе Гюстава Моро в Школе изящных искусств, и постепенно начинает выставлять свои произведения. К концу XIX века французской школой живописи уже накоплен колоссальный опыт достижений импрессионистов и постимпрессионистов, но Матисс создает собственный художественный язык. Отправной точкой стал осенний салон 1905 года, поразивший публику непривычно яркими красками картин, за что выставлявшихся там молодых художников тут же окрестили «клеткой диких». Так родился фовизм (от fauve – фр. «дикий») – новое направление в искусстве, для которого характерны интенсивные локальные цвета, обобщенные формы, отсутствие светотеневой моделировки и отказ от линейной перспективы. Картина Матисса «Разговор» основана именно на этих законах.


Амели и Анри Матисс на фоне картины «Вид из окна. Танжер»
Фотография
1913 год

Картина «Разговор» (1908—1912) в собрании Государственного Эрмитажа

Богатый московский коллекционер Сергей Иванович Щукин был одним из первых, кто по достоинству оценил искусство Матисса еще задолго до его мирового признания. В отличие от многих других собирателей, опиравшихся при покупке картин на советы специалистов, Щукин руководствовался собственным чутьем и художественным вкусом. В 1906 году он посетил мастерскую Матисса, и с этого времени стал его постоянным заказчиком. В одном из писем Щукин признался: «Ваши картины доставляют мне огромную радость. Каждый день я на них смотрю и люблю их все». В 1912 году «Разговор» был представлен на выставке в Лондоне, и в тот же год приобретен в коллекцию Щукина, который пишет: «Я много думаю о вашей синей картине (с двумя персонажами), она кажется мне похожей на византийскую эмаль, столь богата и глубока она по цвету». Свое первоклассное собрание французских мастеров Щукин сделал общедоступным, и сам охотно его показывал всем желающим. После революции имущество коллекционера было национализировано, а картины распределены между Музеем изобразительного искусства в Москве и ленинградским Эрмитажем. Так «Разговор» в 1930 году оказался на Невских берегах.


Сергей Иванович Щукин
Фотография
1890-е годы

«Ведут они интимный разговор, с улыбкой взор встречает взор»

Кажущаяся простота «Разговора» Матисса обманчива, а сам художник обладает необыкновенно глубокими познаниями в истории искусства для того, чтобы выразить интересующую его тему предельно просто и ясно. В картине очевиден отголосок художественного наследия старых мастеров. Так, например, ее композиционное построение характерно для иконографической схемы «Благовещения», практиковавшейся в эпоху раннего Возрождения. Особенно впечатлили Матисса фрески Джотто в Падуе, при сопоставлении которых с «Разговором» оказывается созвучным очень многое: и центральный мотив окна, и насыщенный синий фон, и само таинство сцены. Сам же Матисс признается: «Когда я смотрю на фрески Джотто в Падуе, … я тотчас же проникаюсь чувством, которое в них заложено, — оно в линиях, композиции, цвете…».


Благовещение св. Анны
Джотто ди Бондоне
1304—1306 года
Фреска капеллы Арена в Падуе (капеллы Скровеньи)

«Цветной узор пестрит жилетов нежные атласы»

На первый взгляд на картине изображена довольно банальная будничная сцена: утренний разговор между мужем и женой, где он – это сам Матисс, а она – супруга художника Амели. Оба легко узнаваемы, хотя их черты предельно схематичны. Тем не менее, анализ полотна доказывает, что все здесь далеко не так ординарно, поскольку в картине заложена особая интерпретация действительности. Прежде всего, насыщенный и глубокий синий фон – это не столько цвет стены, сколько символ — целая идея пространства. Значительность синего завораживает и уводит подсознание в далекие морские глубины, к воде, к тишине и покою, к источнику жизни – к тому, из чего зародилось все сущее. Не менее значим зеленый – это цветение природы, символ плодородной Земли, а расположенное по центру «Древо Жизни» — вообще, древнейшее и незыблемое олицетворение жизненного цикла. Далее, две фигуры, которые тоже, словно знаки, воплощают два начала: мужское и женское. Первое выражено прямыми вертикальными линиями, второе – плавно и прихотливо изогнуто. Этот вечный союз рождает новую жизнь, и не случайно между ними древо. Своеобразным мостиком, связующим мужчину и женщину, является решетка, которая сама вся состоит из прямых вертикальных и обтекаемых плавных линий. На картине практически полностью отсутствует перспектива, а предметы показаны отнюдь не такими, какие они есть в реальности. Дело в том, для художника здесь не сами вещи первостепенны, а взаимоотношения между ними — их вековая связь, и идея эта настолько основательна и универсальна, что уводит сознание к самым первоистокам – в глубокую первобытную древность. Вот почему такой схематичный и немного примитивный художественный язык здесь абсолютно оправдан.


«Разговор» (фрагмент)
Анри Матисс
Между 1908—1912 годами
Холст, масло
Государственный Эрмитаж

Законы геометрии Матисса

Принцип построения композиции «Разговора» тоже намного сложнее, чем можно это себе представить. Вооружившись чертежными инструментами, специалисты разделили полотно на пять равных отрезков по горизонтали, и на три неравных отрезка по вертикали, где отрезок А в 1,3 раза больше отрезка В, а отрезок Б в 1,3 раза больше отрезка А. Глядя на эту условную схему, очевидно, что композиция могла бы быть более четкой и совершенной, если бы Матисс пользовался циркулем и линейкой, но он этого не делает, и тоже не случайно. Его построение основано, скорее, на визуальном восприятии картин старых мастеров, и используя этот опыт, он выстраивает свою композицию буквально «на глаз», почти интуитивно.


Принцип построения композиции картины «Разговор» Анри Матисса

© проект SpbStarosti

Вы можете поделиться ссылкой на статью через:

2 комментария »

  • Елена пишет:

    спасибо!..

    я бы, конечно, не додумалась разложить картину на геометрию, но на то они и учёные...а « Интимный разговор» Матисса хорош...и цветом, и содержанием...и наивностью))

    Цитировать
  • Гелла пишет:

    Интересно...

    У меня теперь тоже есть Матисс

    Но то — совершенно иной принцип построения =))

    www.liveinternet.ru/users...4/post211422088/

    Цитировать

Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий! Будьте вежливы! Не ругайтесь! Помните, что все комментарии просматриваются модератором с целью отсеять многочисленные спам-сообщения, поэтому Ваш комментарий может появиться не сразу. Но он обязательно появится, так как нам важно знать Ваше мнение!

Вы можете использовать эти тэги: