Главная » Headline

«Знатная боярыня». Дмитрий Стеллецкий

18 марта 2012 Комментариев нет

Заходила буйница выхвали старинной,
Бороды, как молнии, выпячили грозно:
«Что нам Московия, — как поставник блинный!
Там бояр-те жены хлыстают загозно!»

Марфа на крылечко праву ножку кинула,
Левой помахала каблучком сафьяновым.
«Быть так, — кротко молвила, черны брови сдвинула, —
Не ручьи — брызгатели выцветням росяновым...»

Сергей Есенин


«Знатная боярыня»
(Марфа-посадница,
Марфа Борецкая)
Дмитрий Стеллецкий
1910 год
Раскрашенное дерево
Государственный Русский Музей

Дмитрий Семенович Стеллецкий (1875 — 1947): «Меня всегда вдохновляла только работа для Русской жизни и Русского дела»

Живописец, скульптор, рисовальщик и театральный художник Дмитрий Стеллецкий родился в Бресте в семье военного инженера. Уже в десятилетнем возрасте он лепил мавзолеи для «птичьего кладбища» в отцовской усадьбе, и родители отправили юный талант получать образование в Петербург, где в 1903 году он закончил Академию художеств. Увлечение древним церковным искусством предопределило всю его художественную деятельность. Современник эпохи Александр Бенуа писал, что «искусство Стеллецкого — это тоже древнее, не знающее ни начала, ни конца, причитанье — над всей нашей культурой, над всем, что в нас умирает и умерло». Однако вторую половину жизни художник был вынужден провести в эмиграции. С 1914 года живя во Франции, он сильно тосковал по родине: «Я готов бы быть простым учителем рисования и скульптуры в Москве, и мне доставило бы это более удовлетворения, чем вести здесь экзотическое существование…».


Портрет скульптора и живописца Д.С.Стеллецкого
Борис Кустодиев
1901 год

Скульптурная группа «Знатная боярыня» (1910) в собрании Русского музея

В петербургский период творчества Стеллецкий активно участвовал в различных выставках Академии художеств, «Мира искусства», Союза русских художников, Нового общества художников в Москве и Петербурге. Его первая персональная выставка прошла в редакции журнала «Аполлон» в 1911 году, где и была показана скульптурная группа «Знатная боярыня». Оцененная по достоинству, «Боярыня» тут же была приобретена в музей Александра III. Критика писала тогда, что образы художника «производят жуткое впечатление… от них веет подлинным церковным духом, таинственной и страшной смесью масла, воска и ладана». Нельзя также не заметить сходство скульптуры с одним из рисунков Стеллецкого к трагедии А. К. Толстого «Царь Федор Иоаннович» — постановке, которая так и не была осуществлена.


«Грим» к постановке «Федора Иоанновича»
Рисунок Дмитрия Стеллецкого

«Что нам Московия, — как поставник блинный!»

Это произведение настолько колоритно, что не могло остаться без конкретного имени, поэтому его еще иногда называют «Марфа Посадница» или «Марфа Борецкая». История Марфы неразрывно связана с драматичным периодом борьбы Великого Новгорода за независимость от Москвы в XV веке. В 1803 году Николай Карамзин написал сентиментально-романтическую повесть «Марфа-Посадница, или Покорение Новгорода», несколько идеализировав эту «величавую республиканку». В древнерусских летописях, напротив, она предстает как «злохитрева жена», обладательница огромных земельных угодий. С начала 1470-х годов Марфа Борецкая, «вземши мужскую крепость», возглавила борьбу Новгорода за независимость от Москвы. Согласно идее ее сторонников, Новгород должен был заручиться поддержкой Литовского государства, а Марфа – выйти замуж за литовского наместника: «хотячи поити замужь за литовского же пана за королева, да... мыслячи привести его к себе в Великий Новград, да с ним хотячи владети от короля всею Новгородскою землею». Подкупив «смердов, шильников и других безыменных мужиков», которые на Вече звонили в колокола и кричали: «За короля хотим!», «партия» Марфы Борецкой одолела верных князю московскому людей и отправилась с дарами к литовскому королю. Узнав об этом, Иван III 20 июня 1471 года выступил с войском и буквально заставил Новгород подчиниться Москве. Дальнейшая судьба Марфы остается неясной: то ли она была казнена по дороге в Москву, то ли пострижена в монахини.


«Марфа-посадница»
(Уничтожение новгородского веча)
К. В. Лебедев
1889 год
Холст, масло
Государственная Третьяковская Галерея

«Быть так, — кротко молвила, черны брови сдвинула»

Скульптура вырезана из дерева и разрисована стилизованным орнаментом. У Стеллецкого суровая и властная Марфа Посадница поистине воспринимается как символ своей эпохи. Главная героиня опирается одной рукой на посох, в другой держит платок. Наряд ее богат, лицо сурово, и, кажется, что в нем отразились все тягости неспокойного XV века. Сдвинутые брови, сосредоточенный взгляд, плотно сжатые губы – все говорит об упрямом и воинственном характере. Две молодые девушки позади нее дополняют колорит эпохи: одна прижалась испуганно к локтю боярыни, ища у нее защиты и покровительства, другая выглядывает из-за плеча в любопытном порыве: «а что сейчас будет?». Современники Стеллецкого отмечали в этих лицах некоторую отчужденность, своеобразную отстраненность, и видели в них не столько индивидуальную конкретику, сколько иконописные схемы. И правда, нельзя отрицать тот факт, что искусство иконописи во многом повлияло на творчество мастера.


«Знатная боярыня» (фрагмент)
(Марфа-посадница,
Марфа Борецкая)
Дмитрий Стеллецкий
1910 год
Раскрашенное дерево
Государственный Русский Музей

Живописная декоративность деревянной скульптуры

Весьма показательно, что сам Стеллецкий ощущал себя в первую очередь скульптором, а уже потом художником. Знатоки искусства, напротив, в один голос утверждают, что он «более живописец, чем ваятель». Действительно, в этом произведении на первый план выступает не столько умение передать складки одежды и гармонию линий и плоскостей, то есть пластические достоинства, сколько раскраска, живописное воздействие поз и движений, то есть декоративные качества. Скульптура настолько напоминает древнерусские фрески, что, кажется, будто «с закоптелых древних стен сошли суровые образы святителей и колдунов». Годы изучения иконописи, языка орнаментов старинных рукописей и народного лубка сделали свое дело. Вновь воскресив забытый в работе материал – дерево, Стеллецкий вслед за древнерусской деревянной скульптурой начал раскрашивать свои произведения и прислонять их к стене. Постепенно цвет в его творчестве выступает на первый план, и выливается в особый колорит «красок древности». Так одежды его персонажей заиграли витиеватыми узорами, причудливыми плетениями орнамента. Все это, по словам Александра Бенуа, напоминает «погружение в какие-то дремотные глубины, плетения каких-то форм с выдохшимся смыслом и лишенных силы первоначального воздействия. Причитанье плачеи — уже не заклинание для нас, а баюканье; и образы Стеллецкого не предметы молитвы, не откровения мысли, а баюканье, песни с непонятными словами и скорее совсем без слов».


«Знатная боярыня» (фрагмент)
(Марфа-посадница,
Марфа Борецкая)
Дмитрий Стеллецкий
1910 год
Раскрашенное дерево
Государственный Русский Музей

© проект SpbStarosti

Вы можете поделиться ссылкой на статью через:

Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий! Будьте вежливы! Не ругайтесь! Помните, что все комментарии просматриваются модератором с целью отсеять многочисленные спам-сообщения, поэтому Ваш комментарий может появиться не сразу. Но он обязательно появится, так как нам важно знать Ваше мнение!

Вы можете использовать эти тэги: